09 декабря 2015
Владислав Березин: «В моде важен не только хороший вкус, но и умение продавать»
Автор:
География: Региональные
Раздел: История успеха

Владислав, вы сразу пришли в этот бизнес?

Отнюдь. После школы я закончил физтех в Нижнем Новгороде и уехал по распределению на Украину. Там шесть лет работал начальником ядерно-физической лаборатории − занимался расчетом активных зон реакторов на Хмельницкой атомной станции в Нетешине. Это был 1995 год, когда в стране начинались активные процессы украинизации. Тогда мы задумались: оставаться и социализироваться в новой среде, погружаться в украинский контекст – или уезжать. На самом деле, ничего ужасного тогда не происходило. Не было какого-то антагонизма, неприятия, как сейчас. Сегодняшняя ситуация для меня очень болезненна. На Украине осталось очень много замечательных друзей. Политика на наши отношения, к счастью, не повлияла, но ситуация не очень приятная. В общем, на тот момент мы решили переехать обратно, в Россию. Воронеж выбрали по одной простой причине – моя жена родом отсюда.

- Когда вы с семьей приехали в столицу Черноземья, то продолжили работать на атомной станции, только Нововоронежской. Так?

– Так. Там тогда интересный проект начался: «Повышение безопасности атомной энергетики», финансировавшийся «Европейским Банком Реконструкции и Развития». Это был абсолютно новый формат работы, связанный с международными контрактами, очень сильно отличавшийся от того, что происходило вокруг. Над проектом работали, в том числе, специалисты из Англии, Бельгии, Испании и других стран. Это был колоссальный опыт, совершенно иное восприятие ведения бизнеса. Проект очень много мне дал в плане саморазвития, образования, взаимоотношений. У меня очень много друзей осталось в разных странах после этого проекта. В 1999 году поступил на Президентскую программу подготовки управленческих кадров в МИФИ и прошел стажировку в Великобритании. А потом меня позвали на работу в страховую компанию, которая ныне существует под название IBG. Сначала это была очень маленькая фирма с огромным внутренним потенциалом и бешеной энергией собственников. Там я проработал в течение десяти лет. В 2009 ушел с поста генерального директора, когда компания была достаточно известна и имела миллиардный страховой портфель.

А почему ушли, если не секрет?

Десять лет – это достаточно большой период, за который ты начинаешь потихоньку перегорать. Нужен новый толчок, драйв. К тому же, несмотря на высокую позицию, сохраняется понимание того, что ты все-таки работаешь нанятым менеджером. После этого появилась возможность кардинально поменять направление развития.

Мои хорошие друзья, Максим и Наташа Воронковы, к тому времени уже открыли первый магазин Buonvicini на Плехановской. Это был магазин исключительно женских коллекций. Со временем появилось желание расширить проект мужским направлением, и они предложили мне в этом поучаствовать.

Получается, в эту индустрию вы пришли спонтанно? Или были все-таки предпосылки?

Еще в шестом классе в городе Горький я услышал объявление по радио и пошел работать в Дом моделей. Это было 35 лет назад. Я участвовал в показах, наблюдал за всем процессом изнутри. Конечно, раньше все было совсем иначе, потому что львиную долю времени занимала разработка школьной формы, спортивных костюмов – опять же, для школьников. Мне это было интересно. У меня даже зарплата была: что-то около 40 рублей, тогда как инженер получал 120. Согласитесь, приличный заработок для ребенка.

И тем не менее, когда началась история с Buonvicini, во всем приходилось разбираться самостоятельно…

В целом, да. Мы все делаем сами, и вся ответственность ложится на нас. Прелесть этой работы в постоянной вовлеченности, в процессе поиска. Важно подобрать одежду, которая бы нравилась не только тебе, но и хорошо продавалась, нравилась клиентам. Мы никогда ни прибегали к помощи профессиональных консультантов для постановки бизнеса. Когда ты погружаешься в работу, общаешься с огромным количеством людей из разных стран, которые тысячу лет в этом бизнесе и прекрасно в нем разбираются. Работа с ними – лучшая консультация.

Сложно было переключиться со страхового бизнеса на моду?

Страхование – это сфера услуг, очень специфическая работа. То, что ты там делаешь, нельзя потрогать или увидеть. Если у тебя нет творческого потенциала – ты не выживешь в этом бизнесе. Моя сегодняшняя работа − это творчество другого плана.

В чем сегодня заключается ваша работа?

Этот бизнес достаточно цикличен. Новые коллекции выходят два раза в год. Главная задача – найти что-то интересное, закупить, договориться о поставках. Все достаточно стандартно, с одной стороны. Но при этом ты все время в размышлениях, поиске, бесконечных разговорах и обсуждениях, что и как сделать лучше, по-новому, чем удивить, чем обрадовать клиента. Этот процесс не останавливается ни на один день.

Пространство на Ленина, 3, в котором мы сейчас находимся, появилось уже при вас?

Да, здесь мы обосновались как раз в 2010 году.

У вас очень уютно. Кто-то помогал в оформление интерьера?

Я не знаю, как происходит у других, но мы все пропускаем через себя.  Объять необъятное невозможно, поэтому что-то делали сами, в каких-то вопросах прибегали к помощи профессиональных дизайнеров. В этом смысле очень важно найти «своего» человека, с которыми вы будете понимать друг друга с полуслова. Иначе просто ничего не получится.

Почему в салоне представлена именно итальянская одежда?

Для меня Италия – одна из прекраснейших стран в мире. Римская империя недаром была мощнейшим культурологическим фактором в мировой истории, отголоски которой мы чувствуем до сих пор. Все самые красивые станции московского метро – это абсолютно итальянские строения. В моде итальянцы также безусловные лидеры. Что важно, в процессе мировой глобализации им удалось сохранить свое историческое наследие, свой стиль, свое производство. В плане мужской моды итальянцы ближе к России: они уделяют большое внимание материалам, деталям. Признаюсь, работа в Италии – это эстетическое, визуальное и эмоциональное наслаждение. Когда мы только начинали развивать мужское направление, отталкивались от того, что первый магазин Buonvicini работал именно с итальянскими марками. Сейчас у нас уже нет такого внутреннего ограничения только итальянскими марками. Нам интересны и другие дизайнеры: и скандинавы, и англичане.

Воронежцы могут стильно одеваться?

Вполне. Конечно, это не Москва и не Питер, здесь меньше концентрация креативных людей, но не может не радовать то, что молодежь сейчас все активней старается выразиться через свой внешний вид. Качественная стильная одежда стоит достаточно дорого, поэтому за неимением возможности покупать определенные вещи люди идут в масс-маркет. С другой стороны, нужно понимать, что пошив одежды – это колоссальный труд. К примеру, в пошиве мужского костюма марки Corneliani сконцентрировано больше 150 ручных операций. Такая вещь не может стоить дешево – все это производится в Италии! Когда вы берете вещь, то на тактильном, на визуальном уровнях понимаете, что это люксовый продукт. Вас же не удивляет, что машина BMW стоит миллионы рублей? С люксовой одеждой то же самое.

Сравнивать российских и итальянских дизайнеров нельзя. Но соответствовать хоть пытаются?

В мужской моде я этого не вижу, в женской все немножко иначе. В последнее время появляются неплохие молодежные марки. Их единицы, но они есть. При этом ткань и технология производства – из той же Италии, а стоимость конечного продукта сравнима с люксовыми зарубежными марками.  В производство надо вкладываться. И не только материально. Например, мы сейчас работаем с Stone Island. Они абсолютные фанаты технологии в производстве одежды, в материалах. Когда есть внутренний драйв у марки – ты сам начинаешь влюбляться в нее, и клиенты это чувствуют.

Ваши основные клиенты – люди обеспеченные?

В силу ценового диапазона – да. Это могут быть как молодые бизнесмены, так и вполне представительные, самореализовавшиеся люди. Но нам хочется работать и с более молодыми людьми, пытаться повлиять на их вкус, рассказывать о нашем видении современной одежды. В нашем новом проекте, который открылся на проспекте Революции в прошлые выходные, мы попытались это реализовать. Там представлена и мужская, и женская одежда более бюджетных марок. Возможно, даже более смелые и яркие с точки зрения моды. Кроме того, в пространстве работает Sale Gate с коллекциями прошлых сезонов. За несколько дней мы успели понять, что это вполне востребованный формат.

Владислав, вы не раз сказали, что много времени уделяете своей работе. А на семью время остается?

Безусловно! Несмотря на то, что здесь рабочий день никогда не кончается, на этой работе я более подвижен. У меня дочь учится в пятом классе: то, сколько времени я могу ей сейчас уделить, и то, сколько я мог уделить времени своему старшему сыну в этом же возрасте – абсолютно несопоставимо.

ПАРТНЕРЫ